Негасимый свет Людмилы Гурченко

12  ноября мы снова встретились с Людмилой Марковной. Той самой блистательной и неподражаемой. Только она не играла какую-то роль, она рассказывала о своем детстве и юности, о семье и работе.



[Spoiler (click to open)]

В этот день рождения актрисы на сцене Театра на Малой Бронной всех поклонников и ценителей ее таланта ждал спектакль “Людмила Гурченко. Негасимый свет”. И пусть в программке была написана фамилия – Гришаева, но не покидало ощущение, что это сама Гурченко. Да что там мы, зрители в зале, если даже муж Людмилы Гурченко, Сергей Сенин, признался, что был поражен сходством Гришаевой с его женой.



Конечно, Сенин был главным зрителем и критиком спектакля. После окончания спектакля зрители еще долго не расходились, а он с любовью рассказывал о своей Люсе,  о каждом участнике спектакля, о всех, кто приложил руку к созданию спектакля.



Вообще же в этот вечер в театре было много известных людей. Сергей Шакуров когда-то работал с Гурченко.



Сергей Алдонин – режиссер этого спектакля, а ведь три года назад он снял 16-серийный фильм о Гурченко. И все это – чтобы помнили о великой актрисе.



Приятно удивил Сергей Зверев. С такой теплотой он рассказывал о Людмиле Марковне.



В зале присутствовали еще Эммануил Виторган, Катя Лель, Александр Песков, Бари Алибасов.
Но все же главной в этот день была Нонна Гришаева. Благодаря ей заговорила Гурченко. Спектакль поставлен по автобиографическим книгам Людмилы Марковны, поэтому рассказ от первого лица в духе Гурченко получился колоритный и с юмором. Интересно, что Гришаева и Гурченко никогда не работали вместе, даже не встречались, не считая одной мимолетной встречи за кулисами. Но все-таки у них много общего. Обе родились на Украине, обе не могли представить свою жизнь без сцены, и обеих поддерживали и боготворили отцы. А еще именно с книгой "Апплодисменты", написанной Гурченко, молоденькая Нонна пришла поступать в театральное училище. В начале спектакля в собственном монологе Гришаева пронзительно признается в любви к великой актрисе. А потом уже сама перевоплощается в своего кумира, чтобы поведать, например, о своем имени:


«Испуганный папа отвез маму в роддом. А сам на «нервной почве» побежал в кино. Тогда на экранах с огромным успехом шел американский приключенческий фильм «Акулы Нью-Йорка»…Герой фильма красавец Алан, совершает чудеса – спускается по канату с самолета на крышу несущегося поезда, в котором увозят его похищенную возлюбленную. Прелестную Люси. После сеанса потрясенный папа примчался в роддом и срочно передал маме записку: «Лель, детка моя! Если в меня будить орел, назовем Алан. А если девычка, хай будить Люси!» (из книги Людмилы Гурченко «Мое взрослое детство»)

Даже о жизни во время войны Гурченко рассказывает с юмором, но понимаешь, сколько же пережила эта маленькая девочка, когда на фронт ушел ее любимый отец, как приходилось зарабатывать еду песнями у немцев. Страх и ужас девочки, которая жала маму, ушедшую на "грабиловку". Это когда бомба попадала в склад, и все бежали этот склад грабить, чтобы принести домой хоть какую-нибудь еду. И было неизвестно, придет ли мама живой. А однажды этой маленькой девочке пришлось спасать маму от грабителя, позарившегося на ящик с банками, который она тащила с такой "грабиловки" в надежде, что там мясо. Но вместо тушенки там оказалась томатная паста...

А вот уже Люся приехала в Москву. Путь актрисы легким совсем не назовешь. И все же она опять улыбается. Рождение дочери, совместные работы с Юрием Никулиным и Андреем Мироновым, репетиция поцелуя с Олегом Басилашвили. Столько всего интересного расскажет Гурченко из своей жизни. И везде с ней рядом отец. Интересно, что в спектакле нет матери актрисы, она даже практически не вспоминается. А вот отец, которого сыграл Сергей Фролов, сопровождает Гурченко с детства и до зрелых лет. Его вера в дочку смогла сделать из нее артистку:
«Ничего не бойся, дочурка. Не стесняйся. Дуй свое. Актриса должна “выделиться”. Хай усе молчать, ждуть, а ты „выделись“ в обязательном порядке… Это, дочурочка, такая профессия, детка моя…» .



И она действительно выделилась. Да так, что не было равных. Нет, об этом в спектакле не говорится, но зрители точно это понимают. Она ведь не только монолог читает, она божественно танцует и поет на сцене. Нонна Гришаева смогла уловить все движения своего кумира, повороты головы, интонации, манеры. Очень очень достойно. А в конце, как любила говорить Людмила Гурченко: «Дорогие зрители, я живу и работаю для вас. Спасибо за то, что вы пришли».



Благодарю за приглашение сообщество moskva_lublu.

Tags: