«Японская сказка...» в Театриуме на Серпуховке

Премьерный спектакль «Японская сказка. Меч самурая» в «Театриуме на Серпуховке под руководством Терезы Дуровой» мы присмотрели заранее, еще в первой половине года, когда впервые сходили в этот театр. Моя девочка занимается каратэ кёкусинкай и изредка участвует в Днях Самурая. И хотя самурай из нее примерно такой же, как из Умки, имело смысл ее туда сводить. Сказка это не японская, на самом деле, а наша, но на основе японской культуры.



Идет с сентября этого года. То есть уже могли быть многочисленные отзывы, но я их не читал: дескать, сами сходим и сами напишем. Но за два часа до просмотра один отзыв прочитал прямо в своей френд-ленте. Из которого узнал, что среди взрослых актеров играли и две девочки, и особенно запомнилась игра семилетней Серафимы Краковской… Может быть дело в том, что в спектакле задействована целая гильдия актеров Краковских: брат, сестра и мама с папой. И для девочки это не просто спектакль, а целый мир с родными и близкими ей людьми.

Вот на этой фотографии она — справа.









Центральный момент сказки про белого и черного самураев из первого эпизода пьесы. Ах, вы еще не смотрели?! Всё равно не поймете тогда.
Зацените тогда соломенно-текстильные игрушки на палках, наподобие тех, в которые в прошлые века играли японские деревенские дети.





Однако я забегаю вперед. Хотя и совсем не намного.

Начинается спектакль нарочито этнографично. Крестьяне загружают в закрома урожай, по-японски приговаривая «ить, ни, ить, ни…» (раз, два, раз, два). Вообще в спектакле слов по-японски звучит не очень много, но несколько раз слышится крик «ямэ!» (закончили) и один раз — «аригато» (спасибо). Ну и разумеется, катана называется катаной. А слово «меч» кроме названия пьесы встречается, пожалуй, лишь в центральном стихотворении спектакля (оно приводится по памяти, так что возможны неточности):

Меч самурая рассекает мир на две половины
на до и на после,
на детство и взрослость,
как молния — небо в грозу
на то, что вверху и то, что внизу.
Меч самурая рассекает на две половины
и подводит черту:
или поднимешься к свету,
или сойдешь в темноту.
Меч самурая жизнь пополам рассекает
на до и на после:
на детство и взрослость.
И будь осторожен,
вытащив меч самурая из ножен.












Чудо-юдо о шести головах, три из которых бородатые. Зовут, если я правильно расслышал, Мидзуно. А фамилию вообще не разобрал.



К нему приложима японская пословица: и черти рога ломают.
Вообще же в спектакле очень много японских пословиц. Вот некоторые из тех, что запомнились:

Прямой человек, что прямой тростник, встречается редко.
В дом, где улыбаются, приходит счастье.
Задумал муравей Фудзияму передвинуть…
Легко быть храбрым, когда ты — тигр, а попробуй быть храбрым, когда ты — кролик.
Что страшно, то и любопытно.
Завтра будет завтрашний ветер.



Справа — фигура Воды. Благодаря особенностям освещения и цветопередачи моего слабого фотоаппарата, получилось даже большее подобие водной субстанции, чем ожидалось костюмерами.









Зонтики японские, настоящие.



При подготовке спектакля проходили тренировки актеров по японским боевым искусствам. Вел их Иосиф Линдер, 10-й дан по джиу-джитсу и кобудо. Но реалистичность была нужна именно для кэндзюцу / кэндо (Путь Меча). Впервые видел, как отражался удар меча катаной, не до конца вынутым из ножен. Удивился тогда. Но дальше больше: были даже случаи фехтования одними ножнами.

Очень масштабный спектакль! А возрастной ценз я бы тут указывал не цифрой, а так, как раньше писали: «для младшего и среднего школьного возраста».

В предпраздничный и праздничный период театр решил масштабно откатать его, показав за короткий срок (с 15 декабря по 8 января) 44 раза. Мы вписались на конец декабря. Аккредитовала нас Москультура.

Группы театра в Фейсбуке, ВКонтакте, Инстаграмме и канал на Youtube.