«Калина красная» в театре «Русская песня»

В 1973 году Василий Макарович Шукшин написал повесть «Калина красная». Через год вышел одноименный фильм, в котором Шукшин выступил как автор сценария, режиссер и исполнитель главной роли. Роль главной героини исполнила его жена, Лидия Федосеева-Шукшина. Кстати, название «Калина красная», применительно к фильму, подсказала именно она. Эту песню актриса пела Шукшину в день, когда они познакомились.
IMG_2294.JPG
На широкий экран картина вышла 25 марта 1974 года, а 2 октября Василия Макаровича не стало... Фактически, «Калина красная» стала своеобразным завещанием этого разносторонне одаренного человека. Возможно, именно это, а, может быть и то, что сложно даже представить себе степень «прорастания» в образ, достигнутую Василием Шукшиным, привело к тому, что за прошедшие годы не было ни одной попытки новой экранизации повести. И, насколько мне известно, в театрах ее тоже не ставили. Во всяком случае, всезнающая Википедия молчит...
И вот, 43 года спустя, Музыкальный театр фольклора «Русская песня» под руководством Надежды Бабкиной решил показать «Калину красную» на своей сцене. В роли главной героини – Мария, дочь Василия Шукшина и Лидии Федосеевой-Шукшиной. В роли ее отца – Сергей Никоненко, который далеко не чужой Шукшину: один из лучших чтецов его произведений, как актер снимался в его картине «Странные люди», а в 2014 уже как режиссер экранизировал три рассказа Василия Макаровича (фильм «Охота жить»). Да и с семейством Шукшиных у него давние дружеские связи.
Такова предыстория спектакля, на премьере которого я побывала. Хочу отметить, что театр поступил очень мудро, разместив в фойе небольшую, но интересную выставку «Милая моя родина». Учитывая прошедшие годы и смену поколений, экспозиция, состоящая из архивных фотографий и документов, объединяющая историю Василия Шукшина и его героев, настраивает зрителя на нужную волну.
Спектакль во многом необычен. Начать с того, что его авторы, можно сказать, придумали новый театральный жанр. Я назвала бы его спектакль-концерт. С одной стороны, он обладает всеми признаками традиционного драматического спектакля. С другой – очень много песен и танцев, часто «вставленных» по ходу действия (но это ни в коем случае не мюзикл!). Кроме драматических актеров на сцене присутствует ансамбль «Русская песня»: они и певцы, и танцоры, и актеры массовки. Драматическую и эстрадную «составляющие» спектакля объединяет Надежда Бабкина. Она прекрасна во всех амплуа. Это не значит, что остальные плохи, конечно, нет. Но... чего-то не хватает. Возможно, сыгранности, которая обязательно придет со временем.
Авторы спектакля собрали интересный актерский ансамбль. Для Марии Шукшиной это первая работа в театре, но, мне кажется, уже можно говорить об удаче. И дело тут не во внешнем сходстве с первой исполнительницей роли. Скорее, во внутреннем диалоге и с героиней, и с собственной матерью. Андрей Мерзликин, которого мы знаем и любим скорее по ролям в кино, имеет театральный опыт. Это очень заметно: он свободен, естественен на сцене, собственно, как и его герой. Восхитительны Елена Сафонова (практически неузнаваемая) и Сергей Никоненко (очень узнаваемый). Остается только пожалеть, что нельзя увеличить их роли.
Но... всегда есть несколько вопросов и недоумений. Чисто субъективных, конечно. Главное из них: в действии совершенно теряется момент, когда герой изменяется, тот перелом, когда происходит его духовное очищение (катарсис, в конце концов). Фильм я смотрела очень давно, но помню, что там такая сцена была, и очень тяжелая. Сейчас все как-то странно: герой мечется, он уезжает в город, кутит там, «отдает долги» старым друзьям, возвращается к тем, кто стал его новой семьей... Но все как-то «смазано», если можно так выразиться. Нет той жесткой определенности, которая присутствует в фильме. Причинно-следственные связи непонятны зрителю, не очевидны, как должны быть.
И еще один момент. Здание театра сравнительно новое (открылся в 2000 году), зал прекрасный. Очень хорошо видно и слышно. Но скажу странное: слышно слишком хорошо. В том плане, что все настроено для проведения концертов. Звук заполняет зал, но, по какой-то непонятной причине теряются интонации, уходит драматизм, театральность, если можно так выразиться. В драме не должно быть интонаций, типичных для актеров театра оперетты (оперетту люблю, но в данном случае такой подход неуместен).
Подводя итоги. Я долго искала определение увиденному. Кажется, наиболее подходящее – лубок. В том смысле, что присутствуют простота, доступность, яркость образов. Простота, в данном случае, не значит примитивность, скорее, прямолинейность. Это не плохо. Это есть в повести Шукшина, в фильме, это пришло и в спектакль. Наверное, так и должно быть. Другое дело, что времена изменились, и люди изменились вместе с ними... Для того, чтобы поверить в происходящее на сцене и испытать тот самый катарсис, нам нужно что-то бОльшее...
Ссылки: официальный сайт Театра "Русская песня"(http://folkteatr.ru/), группы театра в соцсетях: ВКонтакте (https://vk.com/folkteatr) и Фейсбуке (https://www.facebook.com/folkteatr)
Спасибо: СООБЩЕСТВУ МОСКОВСКИХ БЛОГЕРОВ moskva_lublu (https://moskva-lublu.livejournal.com/?skip=30) и https://pamsik.livejournal.com/