"На дне", театр на Юго-Западе, блогерский поход

Оригинал взят у ice_gry в "На дне", театр на Юго-Западе, блогерский поход
Постановка и сценография - Валерий Белякович
Звуковое оформление - Михаил Коротков
Художник по свету - Вячеслав Климов
Художник по костюмам - Ирина Бочоришвили

Помню сочинение в одиннадцатом классе: "Три правды в пьесе Горького "На дне". И недоумение учительницы из другой параллели - откуда три, всегда же две было. Кажется, ни одна из трех предложенных правд меня тогда не устроила, и я в сочинении изобрела какую-то четвертую (это не возбранялось).
А правд на самом деле не две, не три и не четыре. Правда-то одна. Любовь и уважение к человеку, не жалость, а со-чувствие - вот она, правда.
Просто? Нет - но только потому, что слова у героев "На дне" то и дело расходятся с действиями. Однако правда от этого правдой быть не перестает - просто у нее нет какого-то одного носителя, как нас учили. Лука действительно говорит правильные вещи - но для него это просто слова, нет в нем ни любви, ни сочувствия, это такая игра в гуру среди человечков, преданно заглядывающих ему в рот.
Просто слова? Но в людей они попадают уже не как просто слова. Лука не меняет обитателей ночлежки - они меняются сами, просто поднимается на поверхность то, что давно опустилось на дно души, придавленное злобой и обидой на мир...
Это мир без иллюзий. Не будет счастливого конца. И Васька Пепел не начнет новую жизнь в Сибири, и Актер все равно повесится. И ночлежка останется такой же - то ли трюмом, то ли тюремной камерой, то ли моргом, почти физически ощущаешь, как не хватает воздуха... Но и здесь можно оставаться человеком. Иллюзий не осталось. Но надежда жива. Надежда - это всегда очень больно, но без нее нельзя.
А еще мне было совершенно по-детски интересно - при том, что пьесу знаю почти наизусть.
Спектакль "На дне" сломал моё скептическое отношение к творчеству Максима Горького.



Декорации действительно на сей раз напоминают корабельный трюм - кажется, периодически даже ощущаешь качку. Сюда не попадает свежий морской воздух и лишь изредка откуда-то сверху падают лучи солнца. Корабль, навеки сбившийся с курса - куда мы плывём? ни у кого нет карты - либо идти на дно, либо довериться невесть откуда взявшемуся рулевому. Костюмы напоминают то ли больничную одежду, то ли тюремные робы, и женщины бродят в своих белых рубашках, как сомнамбулы, и в любой момент костюм может обернуться саваном...
Не-жизнь, с которой практически все, кажется, смирились - и при этом тянутся, тянутся к жизни, не выживанию.
Здесь нет полностью отрицательных персонажей, разве что Костылев (Константин Курочкин) мерзок с начала и до конца, но даже к Василисе (прекрасная Ольга Иванова) уже проникаешься сочувствием - не такой уж она и зверь, несчастная озлобленная женщина, с любовью, выродившейся в ненависть.



Что уж говорить об обитателях ночлежки - вначале, кажется, сливающихся в однородную массу маргиналов-проходимцев - по школьной привычке ждёшь, что сейчас перед тобой окажутся Лука, Сатин и малоинтересные все остальные... и видишь людей - изломанные судьбы, разные характеры, обиженные жизнью, обиженные на жизнь, и каждый интересен, и каждого можно понять...
И вот тогда от царящей на сцене беспросветности становится страшно - потому что ты уже успел всех их полюбить.

Вот Клещ - Алексей Ванин - от горя и отчаяния озлобленный, всех ненавидящий - но это видимость, это от бессилия, какими только люди не становятся в горе - а его горе и страх перед неминуемой смертью жены самые настоящие, искренние...



Вот Актёр - Александр Задохин - удивительный человек, действительно очень талантливый, и страдающий, страдающий от утраты своего таланта, от того, что поэзия по важности сравнивается в его жизни с водкой... нуждающийся в поводыре и не нашедший его...



Вот Васька Пепел - Александр Наумов (сильнейшее впечатление от спектакля, на разрыв сердца просто) - "вор и воров сын" - который по-настоящему хочет изменить свою судьбу, который в Наташе надежду свою видит, за то и любит, пожалуй - и не сбудется, и это совершенно ужасно, потому что к этому моменту ты уже забываешь, что перед тобой хрестоматийный Максим Горький, и сопереживаешь герою искренне, и не можешь вынести его отчаяния...



И чудесная Настя (Галина Галкина), и Барон (Евгений Бакалов), и Бубнов (Олег Задорин), и Сатин (Валерий Афанасьев), который, кажется, даже немного в тени остальных пребывает до финальной сцены - но для него-то слова Луки и оказываются живее и важнее, чем для самого Луки...
И все остальные - все они на самом деле хорошие люди. Несчастные люди. Не сброд.
Лука (Алексей Мамонтов) даже несколько теряется на их фоне - какой-то не такой уж живой, слегка картонный, в померещившуюся Сатину выстраданность его слов не верится - скорее верится в то, что для него всё происходящее своеобразная игра.
Но, как ни странно, его не тянет тут же в школьных традициях осудить.
Да, он равнодушен. Но остальные-то не равнодушны, вот в чём штука.
А впрочем, закончить этот пост моралью будет неправильно. "На дне" - не про морализаторство, а про сопереживание.
Этот спектакль - мощнейшая прививка человечности.



Огромное спасибо Московскому театру на Юго-Западе и сообществу moscultura в лице куратора блогпохода pamsik за приглашение!