January 29th, 2020

«Летучая мышь», Московская филармония, 23.01.2020

Несмотря на то, что я не очень люблю оперетту как жанр, слишком «легкая», любимая оперетта у меня все-таки есть. И любовь эта началась с советского фильма «Летучая мышь» с Юрием и Виталием Соломиными: веселый сюжет, интриги и запоминающиеся арии меня покорили. На сцене я видела спектакль только однажды, в Театре оперетты. Именно поэтому и решила освежить воспоминания, сходив на концертную версию в Концертном зале им.П.И.Чайковского Московской филармонии.

Все фото - мои.

В филармонии я тоже не была несколько лет, и было очень приятно вновь оказаться в замечательном зале, потому что далеко не каждая площадка может похвастаться идеально выверенной акустикой и таким высоким подъемом в амфитеатре, что головы сидящих впереди совершенно не мешают.


Играла в этот вечер Государственная академическая симфоническая капелла России под руководством дирижера Валерия Полянского – большой коллектив, возникший еще в 1991 году и с успехом гастролирующий как по нашей стране, так и за рубежом.

Радующим дополнением стали большие мультимедийные экраны по бокам сцены, на которых, в зависимости от происходящих событий, показывали подходящие по теме картины.Collapse )
Я думала, что концертная версия – это просто арии в сопровождении оркестра, но артисты приятно удивили, полностью сыграв «Летучую мышь», даже в костюмах. Сложно сказать, кто из героев понравился больше. Максим Сажин – прекрасный Генрих Айзенштайн, хитрец, обманывающий свою жену. Замечательный тандем с ним составляет его лучший друг, директор театра Фальк (Андрей Бреус), который помогает ему во всех похождениях. По другую сторону великолепные женские персонажи: Розалинда (Анна Новикова), жена Айзенштайна, оказавшаяся на редкость мудрой и милосердной женщиной, которой наконец удалось проучить гуляющего мужа. И, наверное, всеобщая любимица – горничная Адель в исполнении Юлии Томиной получилась умной, находчивой и безмерно талантливой: ну действительно, настоящая баронесса  на балу! Конечно же, нельзя не сказать о прекрасных голосах всех артистов.Collapse )
Отдельно выделю второстепенных персонажей: прежде всего, князя Орловского в исполнении..контральто Евгении Сегенюк. Это мы привыкли, что князь всегда мужчина, а ведь партия на самом деле была написана Штраусом для меццо-сопрано! Это стало для нас просто открытием вечера. Директор тюрьмы Франк (Леонид Бомштейн) – колоритнейший герой, неизменно вызывающий смех у всего зала. И, конечно, великолепный дежурный по тюрьме - Игорь Яцко, которому удалось превратить всегда кажущуюся мне затянутой сцену с распитием дежурными вина в действительно веселую.

Артистов и музыкантов долго не отпускали на поклонах, а я обязательно проверю, можно ли посетить в подобном формате и другие оперетты :)

За приглашение спасибо большое сообществу moskva_lublu и лично Елене turandot5 !

Ссылки: сайт театра филармонии и группы в соцсетях: в Фейсбуке, Инстаграм, ВКонтакте и канал на Youtube
https://meloman.ru/
https://www.facebook.com/mosfilarmonia
https://www.instagram.com/moscow_philharmonic/
https://vk.com/mosfilarmonia
https://www.youtube.com/user/mosfilarmonia

Чудо-спектакль

Недаром все знакомые в один голос расхваливали спектакль «Чудо-дерево» в театре «А-Я», это действительно отличная постановка!

фото из соцсетей театра
фото из соцсетей театра

Обычная советская семья: бабушка с дедушкой, папа с мамой и пятеро детей. Дедушка играет в шахматамы, бубушка вяжет, папа разгадывает кроссворд, мама пьёт кофе, а дети шалят. Живут они в скромной советской квартире с необычным комодом, и зрители пока не догадываются, что это то самое чудо-дерево. А понятно становится, когда семья начинает рассказывать о себе через стихи К. Чуковского, С. Маршака и Д. Хармса.

В квартире зазвонил телефон. «Кто говорит?» — спрашивает папа, поднимая трубку. «Слон!» — отвечают дети на другом конце провода. Взрослым понятно, чьи это проделки, но они поддерживают игру и продолжают по тексту — «Откуда?».

Игра становится интереснее, когда «из маминой из спальни» выбегает Мойдодыр — ну надо же как дедушка вошёл в роль, чтобы отмыть внука от маминой помады, нацепил мочалки словно погоны, перчатки как аксельбант и лейку тоже не забыл.

И только мама тихонько возмущается в углу от того, что испорчена любимая помада или оказались на дереве её югославские сапоги, за которыми она в очереди стояла.

Collapse )