April 28th, 2019

«Перед заходом солнца», Электротеатр Станиславский, 20.04.2019

Электротеатр Станиславский – театр с очень специфическими спектаклями в репертуаре. Я всегда хожу туда с некоторой опаской – многие режиссерские решения кажутся мне странными. У меня есть список постановок, которые я бы хотела посмотреть в Электротеатре, и каждый раз я надеюсь, что «может, хоть эта мне понравится без нареканий». И вот, наконец, это случилось: спектакль «Перед заходом солнца» прекрасен от начала и до конца.

Все фото - с сайта Театра
https://electrotheatre.ru/repertoire/spectacle.htm?id=42



В основе сюжета лежит пьеса Герхарта Гауптмана, написанная им перед Второй мировой. Режиссер Владимир Космачевский и художник Юрий Хариков перенесли действие в нуар. Эстетику спектакля невозможно описать словами, это надо видеть. Сцена – пол, засыпанный пеплом от сгоревших книг, черно-красные тона интерьера. Лица героев, одетых в черное, густо выкрашены белой краской, волосы спрятаны под париками. Это делает их похожих на призраков, пережиток  того мира, которого уже нет, а атмосферу – тяжелую, гнетущую, роднит с фильмом ужасов. На психику давят и ряды пустых парт детского сада, которым заведуют главные героини – фрау Петерс (Нина Фирсова) и ее юная дочь Инкен (Анастасия Ксенофонтова).ФотоCollapse )

«Перед заходом солнца» - история любви 70-летнего всеми почитаемого тайного советника, профессора Маттиуса Клаузена (Владимир Коренев) к Инкен Петерс. Что самое поразительное – совершенно взаимной, девушка не может жить без него, чем приводит в ужас свою мать. Маттиус – глава огромного клана Клаузенов: четверо детей с женами/мужьями. И вот, подняв на ноги детей, он решает наконец пожить «по-настоящему», влюбиться в другую женщину, ведь жену он похоронил несколько лет назад. И тут образцовая семья восстает против него: они не принимают Инкен, не хотят сидеть с ней за семейным столом и выгоняют из дома. Как страшно наблюдать, что родные дети, в начале боготворившие отца, готовы подписать документы о его слабоумии, чтобы ему назначили опекуна, погубить его карьеру, лишить всех заслуг, лишь бы не видеть в своей семье его новую жену.ФотоCollapse )

Любили ли они его? Не думаю, для детей Клаузен был чем-то вроде личного идола, символа объединения, мудрости, опыта. Так же, как умершая мать – символ святости и любви. Больше всего пугает любовь Беттины (Ирина Коренева) – оставшаяся старой девой, она живет только заботой об отце, как ей завещала покойная мать. Только Эгмонт (Владимир Долматовский), младший сын, отличается ото всех:  он не подписал документы об опеке и пытался защитить Инкен.ФотоCollapse )

Спектакль сопровождается резкой, электрической музыкой, потусторонние «неживые» голоса затягивают все глубже в этот призрачный омут. Особенно впечатляют начало второго действия, где все герои говорят обо всем и ни о чем, обрывочными фразами, замедленно, повторяя их по много раз, что совершенно не мешает раскрытию сюжета. И третье действие: когда Инкен в темноте сидит на коленях на полу лицом к двери, и она резко распахивается и в проход бьет луч белого света – это невероятно красиво.
ФотоCollapse )

Спектакль короче, чем заявлено на сайте – меньше 3х часов, а вовсе не 3 с половиной, поэтому наконец не то что не было желания уйти во втором антракте, а наоборот, очень интересно было посмотреть до конца. Тем более, у меня был 1 ряд, что тоже очень повлияло на восприятие.
ФотоCollapse )

Фото со спектакля есть, если вас заинтересует визуальная составляющая (а мне захотелось попасть на спектакль именно после того, как я увидела фото) – всем рекомендую. Красоту спектакля сложно передать, к тому же, в нем раскрываются темы разницы в возрасте, зашоренности и двуличности нашего общества, погрязшего в стереотипах. 10 из 10.

За приглашение спасибо огромное Театру и сообществу блогеров moskva_lublu

Группы Электротеатра ВКонтакте, Фэйсбуке, Инстаграме и видео-канал на Youtube

Воспроизведение прозы Чехова и Бунина в форме «театра психологического жеста»

Это четвертый спектакль в Театре Киноактера из серии «Метаморфоз» по произведениям А.П. Чехова и И.А. Бунина, в котором предпринята еще одна и, на мой взгляд, очень удачная попытка передать на сцене атмосферную глубину, присущую их творчеству.

В основе спектакля – рассказ А. П. Чехова «Барыня» и повесть И. А. Бунина «Суходол».



Read more...Collapse )

Жанр спектакля – пластическая драма.

Да!!! Форма воспроизведения замечательной прозы Антона Павловича и Ивана Алексеевича на этот раз - «театр психологического жеста» (так называл этот жанр великий Михаил Чехов).

Представляю, как нелегко было Сергею Землянскому передать палитру эмоциональных оттенков классической прозы только через пластический рисунок (слова составляют лишь незначительный процент действия, в «Суходоле» они просто необходимы для объяснения хода развития событий)!

Read more...Collapse )