March 10th, 2019

"Черная курица" в Детском театре теней

Так получилось, что когда мы жили в Измайлово, сын был еще мелкий и в этот театр мы не ходили. А потом переехали и как-то не собрались сходить. А теперь понимаю, что зря не ходили.
Были в прошлые выходные с дочкой на спектакле "Черная курица". В детстве я эту сказку не любила: мне безумно было жалко подземных жителей. Я ужасно обижалась на Алешу за то, что он предал свою Чернушку, хотя в тоже время понимала, что очень уж трудно хранить такую тайну. Я бы точно разболтала. Потом я еще думала, что вот это конопляное семечко так легко потерять! В общем, ситуаций для переживаний в сказке было полно!

Read more...Collapse )

Дружба непохожих

О чём увлекательно смотреть детям и взрослым? Конечно, о приключениях! И таковых не мало в спектакле «Котёнок по имени Гав» в Московском детском театре теней. Постановка по книге Григория Остера в пересказе не нуждается, а вот о том как показана сказка — стоит поведать.

фото моё
фото моё
Read more...Collapse )

Премьера «Сирано де Бержерака» в театре под руководством Никиты Михалкова

Накануне 8 марта посмотрели пьесу пьес, и вовсе не «Гамлета», как могли подумать, а «Сирано де Бержерака». В сам день 8 марта что? Получить цветы и напиться. А тут экстракт всего того, что можно сказать женщине. Текст, кстати, оказался в переводе Щепкиной-Куперник, который знавал лишь по книжке, а на сцене прежде встречал только перевод Вл. Соловьева: и в исполнении Сергея Шакурова (в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, 1980, смотрел в 1982), и в исполнении Константина Райкина (в «Сатириконе», 1992). Сначала я не особо жалел об отсутствии привычных стихов, но когда сцена в кондитерской Рагно не завершилась диалогом «Роксана: С каким вы мужеством вели себя вчера! Сирано: Я показал вам большее сегодня!», я несколько затосковал. Женщины умеют складывать буковки, а Щепкина-Куперник даже имела возможность поболтать за чашкой кофе с автором оригинального текста, но им не дано составлять фразы, которые падают, как чугунные гири, или протыкают слушателя, как шпага героя.
Трудно смотреть спектакль про Сирано без фраз:

Роксана не поймет, кому и от кого.
А самолюбие у женщин таково,
что каждая решит, что это только ей.


или

Его письмо, как стих:
Как я могу в письме послать Вам поцелуи,
чтоб Вы губами прочитали их?


Или

Роксана. Нет! Не надо слов.
У Вас слова похожи на слонов —
их тяжко говорить, а слушать тяжелее.
Сирано (подсказывая).
Не тяжелы слова, но тяжела любовь!
Роксана.
Так это что же? Значит, вновь
дар красноречья с прежним жаром
готов коснуться ваших уст?
Кристиан (та же игра).
Я отдаю Вам красноречье даром…
Но это… будет… даром чувств!
Роксана.
Ага! Слова пришли в движенье!
Их выражение звучит на этот раз!
Кристиан (та же игра).
Но выраженье… ваших глаз…
Слова лишает… выраженья…


В общем без привычного текста было временами нелегко (хотя, разумеется, не всегда, а только в концовках сцен) — как если бы вы привыкли слышать «Быть или не быть?» в переводе Пастернака, а потом пришли на очередного «Гамлета», а там бац — и перевод Лозинского. Но режиссер выбрал другой перевод и имел на это полное право.
Кто же он и где поставил?

...Collapse )