Восторги о магическом балете «Жизель» в МАМТе

Я вернулась в Московский академический Музыкальный театр К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко. В прошлый раз здесь я смотрела и слушала оперу "Сказки Гофмана", а в этот раз я смотрю и слушаю балет. В том, что на сцене МАМТа я увижу первый класс, я не сомневалась. И я его увидела. Выбрала для осознанного знакомства мистический балет «Жизель». Либретто Анри де Сен-Жоржа, Теофиля Готье и Жана Кораллио основано на древней легенде о виллисах, духах невест, погибших до свадьбы. Кратко сюжет: Жизель – простая девушка, живущая в лесу. Её обманывает и соблазняет граф Альберт, переодетый в простое платье. В лес является невеста графа со свитой, встречается там со своим женихом. Влюблённый в Жизель Ганс разоблачает Альберта перед всеми. Жизель со своим слабым сердцем не выдерживает ещё и разбитого сердца и умирает. Она в виде духа переносится на кладбище, где танцуют другие виллисы с предводительницей Миртой. На кладбище приходит Ганс, и виллисы затягивают его в безумный смертельный танец, он погибает. На кладбище приходит Альберт, Жизель с ним танцует мифический танец и добивается у Мирты его освобождения.

С музыкой Адольфа Адана нежно ворвалась Франция эпохи романтизма. Оркестр под управлением Антона Гришанина воспроизводил чистейший, многоголосый и идеально стройный звук. Музыка была утончённо эмоциональной. Здоровяк, сидящий перед нами, положил голову на плечо спутницы, и я его в чём-то поняла: под такую проникновенную музыку я хотела бы тоже закрыть глаза и уплыть в далёкий Авалон. Музыка обволакивала всё представление. И даже как будто бы музыка была первичной в выражении эмоций и поворотов сюжета. А исполнители их иллюстрировали. Так мною воспринималось.

Когда разъехался занавес, у меня мурашки пробежали по телу, настолько искусно сказочной была сцена. Две избушки с соломенными крышами друг на против друга. Вокруг тоннель из 5 рядов высоченных деревьев. Золотистые краски, золотистая подсветка, золотистый объём. Картина размером с большой экран в кинотеатре. На заднем плане возвышался нарисованный замок на горе. С 12 ряда был пространственный обзор сцены. Работа художника-постановщика Владимира Арефьева меня поразила и усладила мой сказочно-природный вкус. Всё изобразительное решение запомнилось мне в деталях. Я была в предвкушении, каким окажется сценическое пространство во втором магическом (кладбищенском) акте. Представляла немного зловещий синий цвет.



Я сразу говорю, что совершенно неискушена в балете, у меня не будет никаких упоминаний недокрутов или недопрыгов. Но на мой взгляд, танцоры прекрасно и высоко профессионально порхали. И поражала тишина, с которой их ноги касались сцены. Вспомнился мультфильм «Балерина», где она училась прыгать в лужу, не создав брызг. Здесь всё было в ноты, всё в такт, хотя за одно только первое действие был выражен настоящий накал страстей: невинность, влечение, влюбленность, ревность, недоверие, доверие, полное доверие, разочарование, сумасшествие, раскаяние, смерть.

Жизель – молодая прима Оксана Кардаш - была само очарование, невинность, распахнутое трепетное сердце. Очарование создавалось прежде всего осанкой и очень тонкими движениями. Она была так изящна, что моё йога-сознание наблюдало и получало удовольствие. А как натурально она изобразила бледность и удушье. И с таким убедительным драматизмом и растрёпанными волосами мигом перевоплотилась в несчастную с разбитым сердцем и даже безумную с отяжелевшей поступью. Я постоянно испытывала к ней трепетное сочувствие, настолько хорошо Оксана являла хрупкий образ. Для меня, восторженного профана, её танец, казалось, рождается так естественно из чувственных эмоций, а работа ног была восхитительно отточенная.

На первое появление кордебалета из 12 девушек иностранец перед нами поднял бинокль и долго разглядывал их разглядывал. Да, они были чудесны, как летящая цветочная пыльца. А кордебалет с бубнами! Я не представляла, что бубны могут так мягко играть, как мурашки по уху.

Сюжетная линия первого акта была прервана дивертисментом, вставным номером, непосредственно не связанным с сюжетом. И тогда мы наблюдали большое ассорти элементов хореографии, исполненных классическим дуэтом: пируэты, анраша, элевации и так далее. Я смотрела в замирании. Фигуры балета невероятны, божественно красивы.

Во втором акте сценическое пространство действительно утопало в синем магическом свете. И несмотря на то, что действие происходит на кладбище, огромная сцена являла собой манящий лес с Луной над ним. Казалось, освещение биолюминесцентное, как светится лес под Луной. Очень красиво. Кладбище было представлено всего одной могилой. Из пола появилась главная из виллис, Мирта с осанкой достойной повелительницы. Её играла Наталия Клейменова, красивая, строгая, но несколько отстранённая балерина. Впрочем, и сюжетный образ такой. Танцевала она чётко, изображая заслуженный авторитет.

Дух Жизели появился эффектно из могилы, как из воздуха, как будто её призвали другие виллисы. Она стала ещё более трепетной, но в целом, выглядела уверено и комфортно в своём бардо (тибетский термин для промежуточного состояния). Она начала танцевать перед другими духами, её приняли в потусторонний мир. Когда она порхала близко к деревьям, рядом с ней начинала танцевать её тень, и это было завораживающе.

Начались, так сказать, показательные танцы женских духов, и что любопытно, в них не было печали, да и откуда ей взяться в нечеловеческом мире. Я была впечатлена, как около 30 девушек прошли на встречу друг к другу рядами на одной ноге, отставив другую перпендикулярно полу (эх, совсем мало терминов я пока знаю).
Во втором действии было много танцев органичного кордебалета с идеальной расстановкой и рокировкой. Особо впечатлило, когда они выстроились в одну линию, которая в рамках сюжета выглядела зловещей, типа «но пасаран». Рассерженный женский дух страшен в мести.
Иногда я задумывалась, что исполнители для нас зрителей это элементы произведения искусства, а они вообще то на работе. Интересно, а они ощущают себя элементами произведения искусства?

На кладбище появился Альберт, и дальнейшее мне начало напоминать сцену из фильма «Приведение» с Патриком Суэйзи и Деми Мур, когда они смогли почувствовать друг друга, находясь по разные стороны материального мира. Так и дух Жизели с живым Альбертом затевают романтический мистический танец, ох люблю я такое. Как долго она прыгала на одной ножке, кокетливо дёргая другой. Альберт, наверное, ещё раз бы соблазнил, было бы кого. Но она ему показала, что она такое теперь: пронеслась под потолком, как настоящий летучий призрак. В зале на это зашуршали реакции зрителей. Хороши парапсихологические эффекты. Когда он был спасён, она походкой призрака засеменила бисерными движениями спиной назад, чтобы навсегда исчезнуть из его жизни и мира людей.



На мой взгляд, Ивану Михалеву хорошо удалась роль обманщика-графа Альберта, не самого жестокого, а так сказать, беспечного: и когда он танцевал с Жизелью танец страсти, и когда так отстранённо предстал знатным женихом другой, и когда явился на кладбище с цветами скорее в сожалении нежели в горе утраченной любви, и когда он метался среди виллис в надежде остаться в живых. Меня впечатлили его ноги как две сплошные мышцы.

Костюмы восхитительно демонстрировали эпоху: и богатых, и средних, и бедных. Знать-массовка в нарядах с иголочки из лучших материалов. Невеста графа Батильда воистину в королевском наряде, да и сама Полина Заярная выступала с завидным достоинством. Костюмами виллис были широкие многослойные из тончайшей белой тюли юбки. Это также была искусная работа Владимира Арефьева, в данном случае художника по костюмам. Прекрасно, что такое мастерство нашло достойную площадку для применения. А МАМТ – одна из самых достойных площадок в России.

В этот день я несколько часов слушала кельтскую арфу, поэтому, когда арфа, любимый чудо-инструмент, вступал, моя душа разворачивалась. От этой мягкой даже в драматические моменты музыки к концу у меня окончательно размягчилась голова. Воистину классическая музыка – это арт-терапия. На спектакле я поняла, «Жизель» определённо буду слушать дома. Скачала и пишу отзыв под проникновенную резонирующую музыку.



По окончанию зал разорвался браво и долго не отпускал солистов. Присутствовало много иностранцев. Да, несомненно, таким достойным проявлением русской культуры мы гордимся.
Сегодня я безвозвратно влюбилась в классический балет. Такое мастерство не может оставлять равнодушным. Да, балет это и спорт, эстетический сложный спорт, как фигурное катание или художественная гимнастика. Я поняла, что буду представлять балет, когда буду заниматься йогой, танцевать да и ходить. Эта лёгкость прекрасна и сильна в отработке. Бесконечное вдохновение. А Московский академический Музыкальный театр К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко на высоте!



В фойе театра были оформлены выставочные витрины на социально-исторические темы, с которыми я детально не разобралась. Но после сверх изысканного аудио и визуала банки с консервированными овощами выглядели так брутально, хоть и очень аппетитно :)



Tags: