"Сон в летнюю ночь" - чудесная фантазия Шекспира в Театре Армии

Большая сцена Театра Российской Армии не просто большая, она огромная (о здании театра я подробнее тут). Она вмещает несколько уровней помостов, создающих просторный объём для встреч двух миров внутри сюжета. Мы сидим на втором ряду, и объёмная сказка творится прямо перед носом. Мне нравится быть как можно ближе к сказке. Итак, в пятничный вечер у нас дивная романтическая пьеса Шекспира – «Сон в летнюю ночь», в которой переплелись мифология, фэнтези, романтика и любовные перипетии человеческого мира. Подборка картин на тему этого произведения в изобразительном искусстве тут.

Сценическое пространство являет собой привлекательную сказочную картину. Художник-постановщик - Михаил Смирнов – использовал лёгкие элементы декора ионического ордера, деревянные помосты, пучки сухих растений, дерево с разноцветными ленточками, струящиеся занавеси, занавес с рисунком волшебного леса, плетёную колыбель. Подсветка преимущественно магических цветов: синего, фиолетового. Мне очень уютно в этом пространстве.



На фоне тяжеловесных драм Шекспира и его наивных комедий нравов «Сон в летнюю ночь» стоит особнячком. Здесь Шекспир как будто сам отдыхает где-то на Природе, влюблённый, под лёгким хмельком. Фантазирует на темы кельтской и античной мифологии. Сюжет этой игривой комедии волшебных нравов таков. Афинский герцог Тезей готовится к свадьбе с царицей амазонок Ипполитой. Красивая и шустрая молодёжь Афин влюблена неравномерно: у Гермины любовь с Лизандром, но отец пытается её выдать замуж за Деметрия, в которого в свою очередь одержимо влюблена лучшая подруга Гермины – Елена. Гермина с Лизандром сбегают в лес, туда за ними устремляются Деметрий с Еленой. Группа ремесленников ставит пьесу к бракосочетанию герцога и тоже отправляются в этот лес репетировать.

Тем временем, в параллельной – волшебной – реальности король эльфов Оберон бранится со своей супругой, королевой фей Титанией. Оберон даёт задание лесному духу-шалуну Пэку достать цветок с любовным зельем, чтобы окропить глаза спящей супруге. Тогда она влюбится в первого, кого увидит, проснувшись. Она просыпается и влюбляется в одного из актёров-ремесленников с головой осла. Попутно Пэк окропляет тем же зельем глаза молодых влюблённых, и начинает происходить любовная путаница, которую всё же к концу сюжета распутывают. И происходит свадьба сразу трёх пар, на которой ремесленники ставят свою нелепую пьесу «Пирам и Фисба», своим трагичным вавилонским любовным сюжетом напоминающую «Ромео и Джульетту». Вроде бы написанный сюжет кажется понятным, но при просмотре он складывался постепенно, по этапам.

Всё феерично началось с Пэка, который появился раньше шекспировского первого действия, зато с эмоциональным монологом про «Вся жизнь - театр». Пэк, блестяще сыгранный Романом Богдановым, моё самое главное удовольствие этого спектакля. Такой игривой импровизации я никогда не встречала, такой смелости прямого и харизматичного обращения к зрителю, такого хулиганского очарования, которое радовало всех. Он умудрился поцеловать даму в первом ряду, а опаздывающим зрителям ляпнул: «Мужики, мужики, проходите». Но он всегда оставался таким лапушкой, что никакого раздражения не вызывал. Разок я встретилась с ним взглядом, он улыбнулся, как Чеширский кот, и этот проницательный взгляд я хорошо запомнила. Смотрю фотографии Романа в других ролях: сказала бы, обычный парень. А в роли Пэка он прямо в психоделичном амплуа. Никто здесь не сможет заменить его. Он – фишка этой постановки.

На втором месте меня притягивала королева фей Титания, которую великолепно сыграла заслуженная артистка Наталья Аристова. Она вела себя, как благородная леди, и все взгляды устремлялись на неё, красавицу и королеву, когда она была на сцене. Она сверкает стройными и сильными ногами, и это создаёт тонкую эротичность.

Её супруга Оберона играл заслуженный артист Антон Морозов, который в этом амплуа казался старше, чем его 38 лет. Мощный, осанистый, благородный артист. Образ Оберона мягко властный, как пристало правителю в счастливой стране. С Титанией они стильная, красивая, волшебная пара. И я бы сказала, Оберон позволяет существовать матриархату в их волшебном королевстве, где общая атмосфера зависит от настроения королевы. И я с этим согласна :)



Очень интересное решение в отношении костюмов, которые маскируют обнажённость лесных волшебных существ. Телесного цвета трико и боди с рисунками, которые имитируют узорные татуировки. Сверху сетчатые хитоны с растительными орнаментами, которые создают фэнтезийный антураж.

Инна Серпокрыл блистательно сыграла фею Паутинку, очаровательную фею-толстушку. Она как лёгкий шарик перекатывалась по сцене, пела колыбельную королеве, самоуверенно отвечала на заигрывания Пэка и являла собой беспечный, но и умудрённый образ.



Приятно радовали своей грацией хрупкие красавицы-афинянки, Гермина и Елена, которых играли Диана Борина и Анфиса Ломакина. Они как лани носились по сцене в своей любовной лихорадке, были очень экспрессивны и, как верно было подмечено в тексте спектакля, были малы, но душой свирепы. Да, мне тоже не нравятся елейные барышни. А эти могли за себя постоять. Их женихи, если честно, меня не особо впечатлили. И образы легко сбиваемых с толку любовников жидковаты, и мужские типажи предпочитаю брутальнее. Хотя к своим невестам они определённо подходили.



Было интересно наблюдать совместную игру молодого состава и маститых актёров. В целом, мне виделось, что всем актёрам нравится играть в этом спектакле. Монументальном и поглощающем, с одной стороны. И лёгким, как шампанское, сказочном, непринуждённом, с другой стороны. Публика очень живо воспринимала игривое происходящее. Царила атмосфера приятного расслабления при том, что зрители были разного возраста и рода деятельности. Спасибо, Шекспир и ЦАТРА, за возможность хорошо и культурно отдохнуть.

Интересную эклектику ввёл в постановку режиссёр-постановщик, заслуженный артист России Андрей Бадулин. На Пэке в какой-то момент появился галстук. Ремесленники были в резиновых сапогах и выглядели не как древние афиняне, а как британцы-современники Шекспира. В финале афинская знать предстаёт в белых фраках. Это добавляет динамики, юмора, вседозволенности. Впрочем, все костюмы искусные, и их очень интересно рассматривать (работа Елены Предводителевой).



И так приятно будоражило, как волшебные персонажи играются смертными. «Посмотрим балаган. Слабый разум этот смертным люд». Да, Шекспир на примере трансцендентной безусловности и безграничности волшебного мира показывает, в каком ограниченном и даже в чём-то топорном мире живёт человек со своими страстями, за которые он так страстно цепляется. Смертные герои болтаются между сном и явью, позволяя невидимой стихии делать, что ей вздумается. И хорошо, что эта стихия живёт в целом счастливо и беспечно. Поэтому в результате остаются довольны все. Happy End.



Спасибо за приглашение moscultura и Театру Российской Армии!
Tags: