Подружилась рука с «ледяным клинком»: снова на сцене «Бумажные сны»

В прошлом году, в такую же «глухую» пору, я сходил на спектакль с невиданным самоопределением «фламенко-буто». И вернулся в это (позднеосеннее по настроению) действо год спустя. Мне почудилось, что с тех пор и не прекращался его поединок с печалью, причем, скорее, с затаенной севильской печалью, чем японской…

Творческое содружество Ronin Flamenco показало в музее музыкальной культуры имени Глинки свои «Бумажные сны».
Мы ходили с kozelie, которая видела действо в первый раз, и она сразу заметила, что сцена Прокофьевского зала тесновата для такого спектакля — артисты даже задели декорацию. Я же добавил бы, что сцена была не только тесновата, но и светловата. Не было такой резкой границы света и тьмы, как в пространстве «Шаги», куда спектакль, кстати, вернется еще в эту осень.



Кто эта тоскующая героиня — маха в кимоно?



А что скажешь об облаках, о небе? Гляди на них — и всё. Так же и с танцем.
Настоящий танцевальный спектакль всегда аллегоричен, в нем нет ничего буквального, и если несколько вееров вроде бы изображают стихии, но, наверное, так и есть.

Русскому человеку привычно, что бумага — в первую очередь для того, чтобы на ней что-нибудь напечатать.
В Японии же бумага — еще и строительный материал. В доме одна территория отделяется от другой бумажными, в деревянных рамах, перегородками.

И тут тоже шуршащие бумаги как бы отделяют одну сцену от другой. Подтекст их зачастую не ясен (чтобы понять его необходимо, к примеру, прочитать какое-нибудь «Сказания о Ёсицунэ»).



Но в первом варианте постановки был большой фрагмент посередине действа, который позволял отдохнуть от пластичных абстракций. Там рассказывалось и показывалось, как на аллею красных японских кленов, посаженную молодым императором, налетел ураган и сорвал все листья. Слуги сгребли листву, запалили из нее костерок и стали греть на нем сакэ. Управляющий пригрозил им карами за то, что они так обошлись с кленами-любимцами императора, но тот только восхитился тем, что топливом костра стали именно красные листья.
В этот момент зритель отдыхал от высокого напряжения спектакля. Ну словно в интернет-чате человек говорил стихами, чего в обычной жизни не делает, а потом, чтобы «заземлиться» в привычное, писал «пойду сейчас чайку попью»… В нынешнем варианте спектакля этого фрагмента нету. И его не хватает. Очень.

И вообще очень многого нету по сравнению с предыдущей версией, а общая длительность действа стала менее двух часов. Но это не версия «лайт», и это не упадок, а просто вдох и выдох, и хорошо, что сначала я посмотрел «вдох».







Танец с мечом (tientos por tangos).







Подача события в этот раз отличалась: «японская поэзия на языке фламенко» (kozelie, не читавшая афиш, именно так всё и восприняла) и не упоминалось слово «буто», которое прежде олицетворяла мужская часть труппы. На сцене было (как в классическом французском фильме) восемь женщин, а точнее — семь женщин и существо с фонарем.



А мужского присутствия не хватало — для напряжения полов и всего, что за этим следует. В результате отсутствуют семья и материнство, а получают сравнительно внятную картинку девичье взросление-инициация (в сцене с разноцветными веерами), соперничество (придворный танец), мастерство (танец с мечом).

Однако этот сугубо женский мир всё же не решился избавиться от темы войны.

Все говорят о войне,
никто не говорит о стихах.
Месяц — туго натянутый лук.
(по текстам Сайгё, который именно эти строки приписывал некой госпоже Хеа-но цубонэ).

Тема войны в целом решена в стиле фламенкового танца martinete, который исполняется с тростями. Вообще-то исходно он представлял собой танец цыганских кузнецов, а звуки ударов трости о пол имитировали стуки по предметам, оказавшимся между молотом и наковальней. Но женщины давно освоили и этот танец, в том числе и в России. В спектакле трость может даже оказываться стрелой туго натянутого лука...

Бумажные сны. Тема войны

И в испанской, и в японской (при всех ее нынешних странностях) культуре всегда было такое характерное качество как решимость. И она подразумевалась и в действе, на которое мы пришли.

Но вот теперь имеем спектакль о мужестве — без единого мужика. Получаются, действительно, какие-то бумажные сны…

Аккредитация — от moskva_lublu.

Сообщества творческого содружества во вконтакте: roninflamenco и paperdreams16