Спектакль «Эльза» на Таганке

Спектакль «Эльза» по пьесе драматурга Ярославы Пулинович «Земля Эльзы» в Театре на Таганке из-за общей несуразицы жизни смотрел один. А это было досадно, потому что спектакль про женскую долю по женской пьесе поставлен режиссером-женщиной при попустительстве главного режиссера-женщины. Именно на него надо было приходить с парой.
Юлия Ауг, с которой когда-то начал знакомился как с голой актрисой («Овсянки», «Небесные жены луговых мари», «Интимные места»), теперь для меня — режиссер, которая поставила спектакль на голой сцене Таганки.

Когда я уселся на свое место в первом ряду, то сразу глянул проверить, есть ли занавес. С удовлетворением его не обнаружил, хотя потом он появился из более дальнего слота. Но по минимализму декораций спектакль был привычно таганским всё равно.

И показали историю любви про своего рода Ромео и Джульетту пенсионного возраста. Про отношения между родителями и детьми, между женщиной и мужчиной, между людьми вообще. Шекспировские страсти в полный рост!

Главная героиня Эльза — из поволжских немцев. Отца репрессировали во время войны по национальному признаку, а ее с матерью сослали в Сибирь. Для нее самая страшная детская история — не о черной комнате, а о том, как ночью приходят за ее отцом.

История начинается с того, что у Эльзы умирает нелюбимый и нелюбивший ее муж. Она знакомится с новым соседом-вдовцом, бывшим учителем географии. Он глобус не пропивал, его просто ушли на пенсию. Он купил домик в деревне. И неожиданно для себя испытал счастье взаимной любви.
Дальше не стану рассказывать не из опасения спойлеров, а просто потому, что изложение будет заведомо бледнее зрелища. В этом случае критик не скажет лучше автора, как ни крути.

Понравилось! Жив театр, жив! И жива Марина Полицеймако, которая в театре на Таганке с 1965 года и которую помню по 80-м, а она до сих пор — на той же сцене и играет в «Эльзе».

Одна ЖЖ-юзерша, которая оказалась одновременно со мной на спектакле, написала: «Мне очень понравился сам театр, атмосфера, весь этот лофт и люди вокруг».
Стандартная реакция на подобное — «под столом!». Если бы Таганскую тюрьму не сломали, а открыли в ней театр, тогда это был бы лофт. А так… это просто театр из кирпича. Другое дело, что и у меня был для этого места особый эпитет — мемориальный театр. Собственно на втором этаже имеется ему подтверждение, так как одна стена целиком состоит из афиш театра конца семидесятых годов. В 1982-1984 году большинство упомянутых там спектаклей я посмотрел по знакомству или на лишнего билетика. И не видел только снятых с репертуара к тому времени «Гамлета» и «Галилея». Не только я маячил весь антракт перед этой стеной. И один из ветеранов очень удивлялся, что я смотрел и «Пугачева». Вероятно, просто не знал, что спектакль был восставлен Губенко с самим собой в главной роли спустя три-четыре года после смерти Высоцкого.